Главная | Новости | Два бойца

Два бойца

Размер шрифта: Decrease font Enlarge font
image

Борис Григорьев и Владимир Рагозин

На днях Владимир Путин подписал распоряжение о награждении Почетной грамотой президента Российской Федерации группы россиян за достигнутые успехи, многолетнюю работу и активную общественную деятельность. Среди награжденных – два полковника запаса, члены Санкт-Петербургской общественной организации инвалидов «Чернобыль» – Борис Александрович Григорьев и Владимир Ильич Рагозин. Живут они в Приморском районе, где больше всего укротителей разбушевавшегося реактора. По-разному складывалась судьба полковников запаса, но по сей день их объединяют верность военной присяге, активная жизненная позиция и бескорыстное служение людям. Два бойца – достойные ратники Отечества побывали в минувший вторник в редакции «Санкт-Петербургских ведомостей».

Однокашник Тани Савичевой

Так многие по сей день называют 78-летнего Бориса Григорьева. Вся грудь в орденах и медалях, а он по сей день чувствует себя учеником ленинградской школы # 35, что на Кадетской линии Васильевского острова. На третьем этаже одной из дверей помещена табличка: «В этом классе училась Таня Савичева». Юная ленинградка, написавшая всего девять страниц своей блокадной летописи, которую узнает позже весь мир.

– В этой школе я после войны был председателем совета дружины, и мы, конечно, знали о ее гражданском подвиге и восхищались Таней Савичевой, – вспоминает Борис Григорьев. – Может, поэтому и военным я стал. Став офицером, служил в Главвоенстрое, который среди прочих задач занимался вопросами обустройства армейских подразделений. Много поездил по гарнизонам, немало сложных объектов военного назначения построил...

А в феврале 1980 года в одночасье собрался и добровольно отправился в пылающий Афганистан. В составе воинской мобильной группы, имеющей большой опыт обустройства войск в сложных климатических условиях.

– Начинали трудно, – рассказывал Григорьев. – Первое лето в Афганистане стало для всей 40-й армии и строителей настолько трудным, что сорокаградусная жара сама собой отходила на задний план.

Почти два года офицер Борис Григорьев отдал Афгану, за что награды получил. Вернулся в Ленинград, а вскоре вновь пришлось проявлять свою жизненную позицию – быть там, где трудно.

Грянула чернобыльская беда, и Григорьев опять в числе первых отправился к месту трагедии, где его афганский опыт помог быстро обустроиться первопроходцам и выполнять свои задачи по усмирению аварийного блока АЭС. За это – новые награды получил.


Стальной полковник

Владимир Ильич, как и друг его, также объездил весь бывший СССР. Служил в Термезе, который с афганским Пули-Хумри разделяет полноводная Амударья, на правобережье которой находился резерв советских войск и многие тыловые объекты. Достойную оценку однополчанам позже даст в своих мемуарах «Ограниченный контингент» командарм Борис Громов. Так что афганский смерч Владимир Ильич тоже испытал.

А вскоре в числе первых оказался в Чернобыле, где был разрушен реактор. В отличие от бомбардировок Хиросимы и Нагасаки взрыв напоминал очень мощную «грязную бомбу» – основным поражающим фактором стало радиоактивное заражение. В окружающую среду было выброшено большое количество радиоактивных веществ. Авария расценивается как крупнейшая в своем роде за всю историю атомной энергетики как по предполагаемому количеству погибших и пострадавших от ее последствий людей, так и по экономическому ущербу. Более 115 тысяч человек из 30-километровой зоны были эвакуированы. Для ликвидации последствий были мобилизованы значительные ресурсы, более 600 тысяч человек участвовали в ликвидации последствий аварии.

В их числе и гости редакции – Борис Григорьев и Владимир Рагозин. Каждый день, рискуя здоровьем, они честно делали порученное дело. Рагозин был в составе оперативной группы, непосредственно занимался материально-техническим обеспечением воинских частей в 30-километровой зоне ЧС. За мужество и героизм, проявленные при ликвидации последствий катастрофы Чернобыльской АЭС, полковникам были вручены ордена Мужества.

– Уволился из армии в 1997 году, – говорит Рагозин, – с той поры и работаем с Борисом в Совете ветеранов Западного военного округа, в организации чернобыльцев Приморского района, в Санкт-Петербургской региональной общественной организации инвалидов «Чернобыль».

Коллектив последней и ходатайствовал перед главой государства по поводу награждения наших героев. В свое время Рагозин работал помощником на общественных началах депутата Государственной думы. При этом целенаправленно решал вопросы и оказывал всестороннюю помощь и поддержку жителям в решении социальных вопросов.

Заслуг, судя по их характеристикам, больше, чем предостаточно. Один только чернобыльский ад чего стоит. Вступив в ряды ликвидаторов, они даже не могли представить, что их ждет.

Максимальная ежедневная доза была установлена на два рентгена, то есть 240 миллизивертов. По данным американского агентства защиты окружающей среды, доза в 500 миллизивертов способна вызвать тошноту, какой уж тут ты ликвидатор! А при 1000 миллизивертов возникало кровотечение.

В Чернобыле было правило, когда боец набирал дозу в 25 рентген, его отправляли домой. Для многих ликвидаторов эта работа приблизила конец жизни.

Борису Григорьеву и Владимиру Рагозину повезло, хотя они не чурались никакой работы.

– Спас нас внутренний стержень жизнелюбия и братского отношения товарищей, – говорят сегодня молодым Григорьев и Рагозин. – К этому обязательно следует логика грамотных действий в любой ситуации, здравый смысл поступков твоих, способность анализировать ситуацию и мгновенно принимать четкие решения.

Григорьев грамотно обустраивал городки спасателей, бурил артезианские колодцы, монтировал блоки жизнеобеспечения. Оба, к счастью, вернулись на берега Невы без тяжелых последствий. И целиком посвятили себя защите бывших чернобыльцев, военно-патриотической работе с молодежью, с военкоматами Петербурга и Ленобласти. Два бойца регулярно участвуют в проведении уроков мужества для учащихся, связанных с существенным вкладом в воспитание патриотизма и активной гражданской позиции у детей и подростков.

А сколько сил потребовалось, чтобы создать и оформить официальный статус «Аллеи чернобыльцев» в Приморском районе. Где еще есть такой памятник?! А в Санкт-Петербурге есть, здесь проводятся памятные и праздничные мероприятия, на которые приезжают чернобыльцы из других регионов.

Григорьев и Рагозин вошли в инициативную группу, сняв большую социальную напряженность среди жителей микрорайона, и помогли отстоять сквер на Комендантском проспекте. Зеленый уголок, в который хотели вколотить еще один «гвоздь-высотку».

Глава Приморского района Николай Цед часто общается с ними, а жители давно приставку к фамилии Рагозин сделали: стальной полковник.

А он отвечает им достойным уважением, и все ладится «само собой». По их просьбе он дошел до приемной президента РФ, и проблемный дом, в частности, был включен в программу текущего ремонта. Владимир Ильич напоминает многим чиновникам один памятный случай, связанный с деятельностью Анатолия Собчака. Служил полковник Рагозин тогда в штабе нашего военного округа, воины которого в эпоху возрождения новой России испытывали огромные трудности с продовольственным обеспечением. Тогда Рагозин вместе с заместителем командующего округом генералом Альбертом Абрамовым пришли на прием к мэру. Анатолий Александрович тут же вызвал ответственного чиновника, приказав: «Никаких предоплат с армии за продовольствие больше не брать. И впредь защитников наших обеспечивать продуктами питания по первому требованию и без оговорок».

– Вот так бы действовали и нынешние власти всех рангов, – итожит Владимир Ильич.

– И не только в отношении военных, но и всех граждан, к ним обращающихся, – добавляет Борис Григорьев, слегка пристукнув по редакционному столу.

– А дома-то у вас как дела?

–Да все нормально! – отвечает Рагозин. – жена Татьяна Федоровна преподавала в 579-й школе. Дочь Анна работает врачом в медцентре «Панацея», внук Михаил учится в четвертом классе, а Надежда по распределению уехала в Казань и сейчас заместитель министра юстиции Республики Татарстан. Внучка Камилла вот-вот получит паспорт.

– У меня все скромнее, – дополняет Борис Александрович, – жена Элеонора Васильевна четверть века отработала в Военно-Морской академии. Внучка Елизавета только получила паспорт. Сын Алексей помогал мне оформлять в школе № 583 музей радиационных аварий и катастроф, созданный при непосредственной помощи полковника запаса Николая Цеда, главы района.


Добавить в: Add to your del.icio.us del.icio.us | Digg this story Digg
Натяжные потолки химки ,куркино смотрите на www.coplast.ru.